Музей «У истоков города»

Новосибирская классическая гимназия № 17

Томск-2013

 

   Томск с первого взгляда показался мне маленьким серым городком. Он встретил нас холодным ветром и тусклым солнцем на сером небе. Узенькие улочки, старые дома, казалось бы, совсем непримечательные, а если присмотреться, кажется, что они вот-вот развалятся. Но нет. Крепкие деревянные усадьбы еще того века не хотят покидать своих нагретых мест и твердо стоят на земле. Да и вообще архитектура и весь город напомнили мне Питер. Именно таким я увидела этот город, когда впервые ступила на его землю. Но это впечатление оказалось обманчивым.

   Началось наше знакомство с этим загадочным городом с музея его истории. Это вполне соответствовало цели нашей поездки: как ни крути, а мы – участники научной экспедиции. Здание музея стояло на горе, поднявшись на которую, мы увидели почти весь город. Холодное, хоть и яркое дневное солнце раскидало свои длинные лучи по крышам небольших домиков, несколько мостов растянулись над дорогами, как кошка, вытягивающаяся во весь рост на полу моей прихожей в Новосибирске. Многочисленные машины разноцветными пятнами то исчезали под мостами, то вновь появлялись из-под них. Немного угрюмый, но все же заинтересовавший чем-то, именно таким встретил нас Томск.

 

Город с высоты и Спасская башня Томской крепости

  

  

   В самом музее было очень много экспонатов. Нам показали, как раньше выглядел Томск, как одевались, что ели и каким был быт людей. Мы увидели старинную фонолу, которая, к нашему удивлению, еще функционировала и иногда радовала посетителей своим звучанием. Экскурсовод рассказала нам и о том, как все тогда было строго. Как оказалось, раньше в каждом доме был красный угол, небольшая полочка в углу комнаты, на которую ставились иконы. Место в середине стола занимал хозяин дома, и никто больше не мог туда садиться. Существовало лишь некое исключение для дочери хозяина, она могла сесть на это место два раза в жизни: первый – когда к ней приходили свататься, а второй, когда она выходила замуж. А вот место, где стояла печка, было исключительно женским. В большой печи готовили еду, она обогревала дом, а в особенно холодные дни старики и дети могли на ней спать. И вообще в доме не имелось кроватей, спали на небольших лавках. А вот колыбель для младенца была подвешена над полом. Причем считалось, что чем выше она висит, тем здоровее будет ребенок. Если кроватка малыша была слишком близко к полу, считалось, что злой дух сделает с ним что-то плохое.


 

В музее истории Томска

  

 

   Побывали мы и на смотровой площадке и смогли увидеть город с высоты. А также познакомились с кошкой, которая живет в музее. Узнав, что история города не такая уж и скучная, и рассмотрев каждый экспонат, мы вышли из музея уже более воодушевленными.


 

 Участники научной экспедиции на смотровой площадке музея истории Томска 

 

 

   Далее была запланирована прогулка по городу. Проходя мимо разных домов, мы как будто шли через разные эпохи. По отдельности они бы не произвели никакого впечатления, а вот вместе… они будто сливались в новую культуру. Современные многоэтажки рядом со старыми деревянными усадьбами, узкие улочки, множество дорог, ведущих в неизвестность. Все это отлично слилось в одну картину. Гармонично сочетаясь между собой, эти детали и создавали впечатление «новой старости». Держа в руках фотоаппарат, я не успевала за нашей компанией, стараясь запечатлеть на фотографиях все больше деталей, чтобы более четко представить себе, чем живет и дышит этот город.

   Вскоре мы оказались на площади Ленина напротив театра драмы. Он заворожил меня даже не своей архитектурой, а скорее общей картиной. Театр стоял около дороги, а с другой стороны была река, и заходящее солнце, раскидавшее везде свои красноватые лучи, дополняло эту картину. Мимо ходили парочки, держась за руки и счастливо улыбаясь, кто-то строил трамплин для сноуборда и скатывался прямо на замерзшую реку. Какая-то мама со своей маленькой дочкой кормила голубей, которые, весело урча, уплетали хлебные крошки, иногда нервно вспархивая от слишком резких движений людей. И эта картина показалась мне настолько теплой, что Томск сразу поменялся в моих глазах, став из хмурого серого города нежным и уютным. И пусть он занимал не такую большую территорию, как, например, Новосибирск, но у него был свой комфорт.

 Театр драмы

 

   На утро второго дня мы направились в Государственный архив Томской области. Немного поработав с бумагами, мы пошли на экскурсию по музею архива. Экскурсовод провела нас по нескольким помещениям, где были представлены документы, карты, какие-то приказы и заявки. За стеклами витрин лежали даже чертежи домов, а подписи к ним трудно было разобрать то ли из-за старости бумаги, то ли из-за непонятного почерка. Оказывается, для сохранения этих важнейших документов необходимо поддерживать определенную температуру, а также влажность и свет.

   А потом мы сидели за столами и искали информацию, которая могла бы нам помочь в восстановлении «белых пятен» в истории нашего города. «Кривощеково, Новониколаевск, Новониколаевский поселок, Григорий Моисеевич Будагов, Владимир Ипполитович Жернаков, Николай Антонович Завадовский…» – ключевые слова для поиска информации. Так прошли еще 4-5 часов. Но для меня как для фотографа самым запомнившимся моментом стал тот, когда мне разрешили пофотографировать стопки старинных бумаг, сложенных на столе в читальном зале. Целые кучи прямоугольных стопок с непонятным, корявым почерком на первом листе так и звали меня к себе. Наконец, добившись разрешения сделать хотя бы несколько снимков, я с огромным удовольствием достала свой «инструмент».

 

Работаем в государственном архиве Томской области 

  

   В следующие два дня мы все так же работали в архиве, все больше углубляясь в историю и нашего города, и Томска. Даже сделали несколько маленьких открытий. А вечером мужская часть нашей делегации во главе с Людмилой Демьяновной оправилась на встречу с потомками первого мэра Новониколаевска Владимира Ипполитовича Жернакова в дом, где он жил последние восемь лет и где умер.
В последний день мы снова разделились. Людмила Демьяновна, Даша и мальчики поехали в архив, чтобы забрать копии дел, которые нам подняли, а Маша и я с Евгенией Николаевной отправились в художественный музей. Там было много картин разных известных художников. Каждая несла в себе какой-то момент жизни автора, какое-то событие, которое сподвигло его на написание картины. В одном из залов оказались иконы, совсем старинные, с уже потрескавшейся краской. Просмотрев все картины, я пришла к выводу, что впечатлили меня все, но среди них выделялась одна – картина Ивана Константиновича Айвазовского «Корабль в бурю». На первый взгляд, она не представляет из себя ничего необычного, но присмотревшись, можно увидеть столько красок, испытать столько чувств и эмоций…

   Тихая музыка в наушниках как раз подходила под настроение этой картины. Мелодия то замедлялась, то снова будто летела, как настоящая буря. Я все больше и больше всматривалась в картину, как будто в ней был какой-то потусторонний, другой смысл. Будто автор пытался нарисовать в этом море свое настроение, отразить свою душу. Вглядывалась в резкие мазки нескольких оттенков бирюзовой краски, которая будто оживляла море на картине, я буквально почувствовала, как меня окатило солеными брызгами, я услышала его вой, его шум. Хмурое небо и просветы яркого солнца через облака. Фантазия уже нарисовала в сознании, как заканчивается эта буря. Как утихомиривается буйное море, песок, поднятый бурей, снова падает на дно, от чего вода становится еще более яркой, прозрачной, и вовсю парят птицы, пытаясь выискать в соленом омуте свой ужин…

   Таким образом, за каких-то три дня, проведенных в этом городе, мы успели сделать очень много всего. А самое главное – пообещать себе обязательно вернуться туда снова…

 

Дата последнего обновления страницы 07.09.2020
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»